Дело в защиту от иска о признании прекратившей (утратившей) право пользования жилым помещением, признании несовершеннолетней неприобретшей право пользования жилым помещением

Интересы в суде по этому делу представлял Барников И.П.

Ш.А.В. обратился в суд с иском к Д. Т.В. о признании прекратившей (утратившей) право пользования жилым помещением — комнатой № 00 в доме № 00 (общежитие) по улице П. в г. Новосибирске.

В обоснование иска указал, что 05.09.2007 г. Ленинским районным судом г. Новосибирска принято решение о признании за Д. Т.В. права пользования жилым помещением -комнатой № 00 в доме № 00 (общежитие) по улице П. в городе Новосибирске. Удовлетворяя требования Д. Т.В., суд указал на отсутствие у Д. Т.В. какого-либо жилья, кроме спорного, в котором она состоит на регистрационном учете.

Однако, Д.Т.В., добровольно выехавшая в 2004 году из комнаты, до настоящего времени обратно не вселилась. Истец полагает, что Д. Т.В. утратила право пользования спорной комнатной поскольку: добровольно выселилась из нее и переехала для проживания к гражданскому супругу; после вынесения решения судом Д. Т.В. отказалась принять ключи и заселиться вновь в спорную комнату; Д.Т.В. имеет в собственности две квартиры, в которых она не проживает; истец же не имеет другого жилья, кроме спорной комнаты.

После состоявшего в пользу ответчицы судебного решения Д. Т.В. заявила о том, что ей не нужны ключи от комнаты, проживать в данной комнате она не собирается, а в суд обращалась лишь за тем, чтобы получить с истца половину стоимости спорной комнаты. В настоящее время Д. Т.В. является собственником однокомнатной квартиры по адресу: г. Новосибирск, ул. Б., дом 00, кв. 00.

Также Д.Т.В. с привлечением кредитных средств приобретена 2-х комнатная квартира в строящемся жилом доме по адресу: г. Новосибирск, ул. С., дом 00, кв. 00, в настоящее время дом сдан в эксплуатацию. Фактически Д.Т.В. проживает в квартире своего сожителя совместно с его матерью по адресу: г. Новосибирск, ул. Р., дом 00, кв. 00. Таким образом, после вынесения судебного решения в 2007 году, обстоятельства изменились существенным образом.

В судебном заседании Ш.А.В. иск дополнил требованием о признании неприобретшей право пользования жилым помещением несовершеннолетней дочери Д.Т.В. – И. К.К., 15.09.2008 года рождения, которую Д. Т.В. поставила на регистрационный учет в ходе рассмотрения дела — 08.10.2009 г.

В судебном заседании истец Ш. А.В. и его представитель К. О.Б. поддержали заявленные требования в полном объеме.

Ответчица Д.Т.В., действующая за себя и несовершеннолетнюю И. К.К., и ее представитель Барников И.П. возражали против иска.

В обоснование иска ответчица указала, что из спорного жилого помещения она выехала вынужденно, в силу сложившихся неприязненных отношений с истцом, который злоупотреблял спиртными напитками, применял по отношению к ней физическую силу; от прав на спорное жилое помещение она никогда не отказывалась, о чем свидетельствует предшествующее судебное разбирательство, а также начатый совместно с истцом процесс приватизации комнаты; собственного жилья в собственности она не имеет, поскольку незавершенный строительством объект в Советском районе г. Новосибирска она вынуждена была продать по незначительной цене в силу его неликвидности, квартира в Калининском районе хотя и была оформлена на ее имя, однако была приобретена для матери ответчицы, которая ранее дала ей денежные средства для инвестирования квартиры в строящемся доме в Советском районе.

В настоящее время документы на переход права собственности на квартиру в Калининском районе находятся в УФРС по НСО. Квартира по ул. С. также не является ее собственностью, поскольку находится в залоге у банка.

При этом ответчица в судебном заседании подтвердила, что фактически вместе с малолетней дочерью Кирой, 2008 года рождения, в спорное жилое помещение не вселялась, поскольку между ней и истцом было достигнуто соглашение о том, что они совместно на двоих приватизируют спорную комнату в общежитии, однако вселяться ответчица с дочерью временно не будет. В настоящее время жизненная ситуация ответчицы изменилась, она временно вместе с малолетней дочерью проживает у матери в Алтайском крае, по выходу из декретного отпуска, который заканчивается через два месяца, она вынуждена будет выйти на работу в г. Новосибирске и вселиться вместе с дочерью в спорную комнату, поскольку другого жилья у нее нет.

Представитель ответчицы Барников И.П. просил обратить внимание суда на то обстоятельство, что даже наличие у лица в собственности жилого помещения не может являться основанием для утраты им права пользования жилым помещением на условиях социального найма.

Представитель третьего лица — органа опеки и попечительства в судебное заседание не явился, о месте и времени судебного заседания извещен надлежащим образом.

Выслушав пояснения участвующих в деле лиц, их представителей, свидетельские показания, изучив письменные материалы дела, суд приходит к следующему.

В судебном заседании установлено, что на основании ордера от 20.07.1998г. Ш.А.В. была предоставлена комната № 00 в доме 00 (общежитие) по ул. П. в г. Новосибирске. В данной комнате совместно со Ш.А.В. стала проживать ответчица, состоявшая с ним в фактических брачных отношениях.

В 2000 года истец и ответчица вступили в зарегистрированный брак.

03.10.2003 г. ответчица постановлена на регистрационный учет по месту жительства в спорной комнате.

В мае 2004 г. ответчица выехала из спорной комнаты, в последующем брак между истцом и ответчицей был расторгнут.

05.09.2007 г. Ленинским районным судом города Новосибирска постановлено решением, которым Ш.А.В. отказано в удовлетворении иска к Д.Т.В. о признании утратившей право пользования жилым помещением — комнатой № 00в доме № 00 (общежитие) по ул. П.в городе Новосибирске; встречный иск Д. Т.В. к Ш. А.В. о признании права пользования спорным жилым помещением и об устранении препятствий в пользовании им удовлетворен. Данное решение вступило в законную силу.

15.09.2008 г. у ответчицы Д. Т.В. родилась дочь – И.К.К.

04.12.2008 г. Ш.А.В. обратился в суд с новым иском о признании Д.Т.В. прекратившей (утратившей) право пользования спорным жилым помещением.

В ходе разбирательства по настоящему делу, 08.10.2009 г., несовершеннолетняя И. К.К. на основании заявления матери Д.Т.В. постановлена на регистрационный >чет в спорной комнате.

Судом установлено, и не оспаривалось ответчицей, что после рождения дочери, Д.Т.В. не предпринимала попыток вселения в спорное жилое помещение и проживания в нем вместе с дочерью.

Согласно выпискам из ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним соответственно 114.2008 г., от 12.11.2008 г., от 29.04.2009 г., Д.Т.В. является правообладателем: незаконченногостроительствомобъекта,расположенногопоадресу:г.Новосибирск, Советский район, ул. П., дом 00; квартиры, площадью 37. 4 кв.м., квартиры расположенной по адресу: г. Новосибирск, ул. С., дом 00 (ипотека в силу закона в пользу АК Сберегательный банк РФ (ОАО); квартиры, плошадью29. 3 кв.м.расположенной по адресу: г. Новосибирск, Калининский район, ул. Б.дом 00, кв. 58.

С учетом обстоятельств, установленных в ходе разбирательства по делу, суд приходит к выводу о необходимости частичного удовлетворения заявленных требований.

В силу статьи 100 Жилищного кодекса РФ к пользованию специализированными жилыми помещениями по договорам найма таких жилых помещений применяются правила, предусмотренные статьей 65, частями 3 и 4 статьи 67 и статьей 69 настоящего Кодекса.

Согласно части 1 статьи 69 Жилищного кодекса РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя.

Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности (часть 2 статьи 69 ЖК РФ).

В соответствии с частью 4 статьи 69 Жилищного кодекса РФ, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи.

При этом, статья 71 Жилищного кодекса РФ предусматривает, что временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма.

Статья 5 Федерального закона № 189 «О введении в действие Жилищного кодекса РФ» предусматривает, что к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса РФ, Жилищный кодекс РФ применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Согласно статье 1 Жилищного кодекса РФ (ранее статья 10 Жилищного кодекса РСФСР) жилищные права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той части, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В соответствии с пунктом 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31.10.1995 N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» при рассмотрении дел, вытекающих из жилищных правоотношений, судам необходимо учитывать, что Конституция РФ предоставила каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, а также гарантировала право на жилище (ч. 1 ст. I». ч. 1 ст. 40).

Как указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 23.06.1995 N 8-П, временное непроживание лица в жилом помещении само по себе не может свидетельствовать о ненадлежащем осуществлении нанимателем своих жилищных прав и обязанностей и может служить самостоятельным основанием для лишения права пользования жилым помещением.

По смыслу статьи 89 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего в период возникновения спорных правоотношений, договор найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда нанимателя и членов его семьи на постоянное жительство в другое место.

Пунктом 3 статьи 83 Жилищного кодекса РФ также предусмотрено, что в случае выезда шмателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма -илого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

Как указано в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного суда РФ за четвертый квартал 2003 года, утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда — Российской Федерации 7 апреля 2004 года, при разрешении споров данной категории суд обязан установить,поселился ли выехавшийв другомжиломпомещении данного населенного пункта, не чинились ли ему препятствия в пользовании жилой площадью со стороны других лиц, проживающих в жилом помещении, не было ли иных обстоятельств, свидетельствующих о временном или вынужденном выезде нанимателя. Таким образом, при решении вопроса о правах Д.Т.В. на спорное жилое помещение, имеет значение не только сам факт ее выезда из жилого помещения, но и иные юридически значимые обстоятельства, в частности, добровольность выезда, приобретение ею права на иное жилье и ее желание сохранить за собой право на спорное жилое помещение.

В целях установления факта добровольности выезда ответчицы из спорного жилого помещения, отказа ее от прав на жилое помещение, в судебном заседании по ходатайству сторон были допрошены свидетели: Л.Р.В., Д.В.В., М.Е.В., К.М.А., И.К.Г. (по ходатайству истца); Р.Е.И., Н.Л.Г., Б.Л.В. (по ходатайству ответчицы).

Однако, показания допрошенных свидетелей в силу их противоречивости не могут быть приняты судом в качестве объективных доказательств подтверждающих (либо опровергающих) факт добровольности выезда и отказа от прав на спорное жилое помещение со стороны ответчицы. Так свидетели, допрошенные по ходатайству истца, подтвердили в судебном заседании, что ответчица по собственной воле выехала из спорного жилого помещения, проживать в комнате не собирается, единственной целью истицы является получение денег от продажи комнаты.

Вместе с тем, свидетели, допрошенные по ходатайству ответчицы, пояснили, что ответчицу из спорного жилого помещения выгнал истец, который злоупотреблял спиртными напитками, и на данной почве скандалил, применял по отношению к ответчице физическую силу; после вынужденного ухода ответчицы в мае 2004 года, истец сменил замки на входной двери, и передал ей ключи только после судебного решения в присутствии судебного пристава; в настоящее время жить ответчице вместе с ребенком негде.

Вместе с тем, исходя из фактических действий самой ответчицы, усматривается ее желание сохранить за собой право на спорное жилое помещение, а также тот факт, что от прав на спорное жилое помещение ответчица никогда не отказывалась. В то же время, истец Ш. А.В. чинил препятствия ответчице в проживании в спорной комнате. Данные факты подтверждаются действиями сторон, выразившимися в том, что Ш.А.В. обращался в 2007 году в суд с иском о признании Д.Т.В. утратившей право пользования жилым помещением, а Д.Т.В., в свою очередь, сохраняющая регистрацию в комнате, обращалась со встречным иском к Ш.А.В. об устранении препятствий в пользовании спорным жилым помещением. Судебным решением, вступившим в законную силу, устранены препятствия в пользовании жилым помещением, суд обязал Ш.А.В. передать ответчице ключи от входной двери в комнату. Передача комплекта ключей производилась истцом в присутствии судебного пристава-исполнителя.

Учитывая, что Д.Т.В. чинились препятствия во вселении и проживании в спорной комнате, Д.Т.В. была лишена права пользования этим жилым помещением, в силу сложившихся неприязненных отношений между бывшими супругами, созданием новых семей, то есть, в силу объективных обстоятельств, Д.Т.В. не могла вселиться и проживать в спорной комнате; другого жилья на условиях социального найма для постоянного проживания она не имеет, суд не находит оснований для удовлетворения иска Ш.А.В. о признании Д.Т.В. прекратившей (утратившей) право пользования спорным жилым помещением.

Доводы истца о наличии у ответчицы других жилых помещений, принадлежащих ей на праве собственности (однокомнатная квартира в Калининском районе, документы о переходе права собственности которой в настоящее время находятся на регистрации в УФРС; двухкомнатная квартира по ул. С., обремененная ипотекой банка; и незавершенный строительством объект в Советском районе) не могут быть приняты судом, поскольку действующее жилищное законодательство не предусматривает в качестве основания для прекращения права пользования жилым помещением наличие у граждан другого жилого помещения, принадлежащего на праве собственности.

Удовлетворяя исковые требования Ш.А.В. в части признании несовершеннолетней И.К.К. неприобретшей право пользования жилым помещением, суд исходит из следующего.

В силу статьи 20 Гражданского кодекса РФ местом жительства несовершеннолетних является место жительства их родителей.

На вселение несовершеннолетних детей к своим родителям не требуется согласие других лиц, имеющих право пользования жилым помещением.

Жилищные права несовершеннолетней И. К.К. являются производными от прав ее родителей, в частности, от прав ее матери – Д.Т.В.

Сам по себе факт регистрации несовершеннолетней И.К.К. в спорной квартире не может служить основанием для признания ее приобретшей право пользования жилым помещением. Согласно позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении от 02.02.1998г. № 4-П, регистрация по месту жительства носит лишь уведомительный характер и не порождает для гражданина каких-либо прав. Судом установлено, что несовершеннолетняя И.К.К., 15 сентября 2008 года рождения, не была вселена в спорное жилое помещение.

Данное обстоятельство подтвердила в судебном заседании мать несовершеннолетней –Д.Т.В., пояснившая, что фактически после рождения дочери она вместе с дочерью и гражданским супругом проживали в квартире супруга, в настоящее время Д.Т.В. с дочерью проживает у своей матери, в другом населенном пункте. Вселиться вместе с дочерью с целью проживания в спорное жилое помещение она не пыталась, поскольку была достигнута договоренность с истцом о приватизации комнаты.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что несовершеннолетняя И. К.К. не приобрела право пользования жилым помещением.

Вместе с тем, Д.Т.В. не лишена права в последующем в установленном законом порядке поставить на регистрационный учет несовершеннолетнего ребенка по месту своего жительства с целью проживания и вселиться в спорное жилое помещение.

В силу статей 98, 100 Гражданского процессуального кодекса РФ, с истца в пользу ответчицы подлежат взысканию расходы, произведенные ею на оплату услуг представителя, нотариальное оформление доверенности. При определении размера суммы, подлежащей взысканию, суд исходит из принципа разумности, сложности дела, количества судебных заседаний, в которых участвовал представитель, и считает правильным взыскать — 00000 рублей. Расходы, произведенные ответчицей на оплату услуг представителя, в том числе, оформление доверенности подтверждаются материалами дела.

Руководствуясь вышеуказанными нормами материального права, статьями 194-199 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд

решил:

Исковые требования Ш. А. В. удовлетворить частично.

Признать И. К. К., 15 сентября 2008 года рождения, неприобретшей право пользования жилым помещением — комнатой № 00 в доме 00 по ул. П. в г. Новосибирске.

В остальной части иска отказать.

Данное решение суда, вступившее в законную силу, является основанием для снятия И.К. К. с регистрационного учета по указанному адресу.

Взыскать со Ш. А. В. в пользу Д.Т.В. судебные расходы — 0000 рублей.

Решение может быть обжаловано в Новосибирский областной суд в течение десяти дней с момента его изготовления в окончательной форме.

Судья(подпись)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: