Макияж тоже защищен авторским правом

Хоть данная статья и не относится к правам фотографа, он очень близка по смыслу и теме. Она также посвящена защите авторского права. Только объектом является не фотографическое произведение, а макияж.

В 2012 г. мне попалась заметка на каком-то сайте, что визажисту из г. Санкт-Петербурга удалось защитить свои авторские права на макияж. Данное дело вызвало чисто профессиональный интерес, так как раньше таких прецедентов просто-напросто не было. По крайней мере такие дела не доводились до сведения широкой аудитории.

Кратко суть дела была банальна: один визажист скопировал авторский макияж своего «коллеги по цеху». За основу была взята фотография оригинального макияжа.

Это дело интересно следующими моментами: 

1. В практике российских судов таких дел еще не было. Или по крайней мере они не предавались такой огласке.

2. Интересен также размер возмещения за нарушения авторских прав – 300000 рублей и 30000 рублей за компенсацию морального вреда. Такие суммы возмещения за нарушения авторских прав не часто встретишь в практике российских судов. Эти суммы взяты из открытых источников. В опубликованном решении суда все числовые значения усердно скрыты.

Хронология дела:

Дело длилось по российским понятиям не очень долго. Дальше пойдут цифры и сведения о фактах. Сухо, но зато показательно.

Суд, рассматривающий дело — Выборгский районный суд г. Санкт-Петербурга.

14.07.2011 г. – был подан иск о нарушении авторских прав.

С августа 2011 г. по март 2012 г. прошло 15 судебных заседаний.

10.10.2011 г. – судом была назначена экспертиза, а 19.01.2012 г. производство по делу возобновлено.

12.03.2012 г. – суд вынес свое решение.

Данное решение было обжаловано в вышестоящий суд — Санкт-Петербургский городской суд.

20.06.2012 г. – вынесено апелляционное определение, в котором решение суда первой инстанции было изменено частично (в части оплаты расходов на услуги представителя-юриста). В остальной части оставлено без изменения. То есть по существу суд 2-ой инстанции полностью согласился с позицией Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга.

Позиция стороны истицы – автора макияжа:

ДД.ММ.ГГГГ на Интернет-сайте <адрес> под творческим псевдонимом <данные изъяты> была опубликована фотография модели с оригинальным макияжем, выполненным истицей. Истица считает себя автором образа, уникальность которого заключается в выполненном оригинальном макияже. ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ ответчица на своей личной странице в Интернете на <данные изъяты> под псевдонимом <данные изъяты> опубликовала фотографии модели с макияжем, который был скопирован с макияжа созданного истицей, указав себя автором и исполнителем макияжа и предлагая возможность заказа макияжа на коммерческих условиях; всего работы ответчицы были выложены на сайте в количестве 10 штук:

• полноразмерные изображения (фотографии в режиме обычного просмотра)- 5 штук;

• превью (интерактивные ссылки для целей предварительного просмотра фотографий) — 5 штук.

Под двумя фотографиями П.Д.В. указала, что «макияж навеян общением с <данные изъяты>». В обоснование требований истица пояснила, что как дизайнер, постановщик перфомансов, гример действует под псевдонимом <данные изъяты>, как визажист-стилист и фотограф действует под псевдонимом <данные изъяты>, принимая во внимание, что она не давала своего разрешения ответчице Петуховой Д.В. на использование созданного истицей проекта — макияжа, публикация в Интернете фотографий скопированного макияжа привела к тому, что скопированный макияж мог быть воспринят как выполненный под руководством истицы и с соответствующим качеством, что действительности не соответствует.

В итоге просит взыскать с ответчицы П.Д.В. компенсацию в размере <данные изъяты> руб. за неправомерное воспроизведение (копирование) ответчицей макияжа, созданного истицей и компенсацию морального вреда за нарушение права на имя, права авторства в размере <данные изъяты> руб.

Позиция ответчика:

В противовес позиции истицы ответчик возражала следующими доводами.

Макияж, выполненный истицей, не является уникальным, ответчица макияж истицы не копировала, кроме того, то обстоятельство, что истица опубликовала фотографии с макияжем, выполненным ею, не дает оснований считать макияж объектом защиты авторского права, так как макияж, как лицевой грим, не может являться объектом изобразительного искусства, «так как произведение изобразительного искусства всегда мыслится как постоянно существующий объект, макияж является объектом неустойчивой формы и не обладает стабильностью во времени» и, соответственно, исковые требования не подлежат удовлетворению.

Как решил суд и его выводы:

Из представленных истицей доказательств, не опровергнутых ответчицей, истица является автором макияжа, опубликованного на Интернет-сайте <адрес> под творческим псевдонимом <данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ.

Указанный вывод подтверждается следующими доказательствами:

— нотариально удостоверенными протоколами осмотра доказательств, из которых следует, что фотография модели с оригинальным макияжем опубликована на Интернет-сайте <адрес> под творческим псевдонимом <данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ

— показаниями свидетеля ФИО6, пояснившей, что истица сделала ей макияж ДД.ММ.ГГГГ и провела фотосессию, в подтверждение показаний свидетелем представлены фотографии, которые приобщены к материалам дела; соответственно, данные показания подтверждают доводы истицы о том, что макияж был ею выполнен в <данные изъяты>.

— показаниями свидетелей ФИО7 и ФИО8, подтвердившей наименования псевдонимов истицы.

Доводы истицы о том, что ответчица предлагала возможность заказа макияжа (копированного с макияжа, сделанного истицей) на коммерческих условиях подтверждаются показаниями свидетеля ФИО5.

Оценивая представленные доказательства в совокупности, суд приходит к выводу, что макияж, созданный истицей является объектом авторского права. Доводы ответчицы о том, что макияж, как лицевой грим, не может являться объектом изобразительного искусства, «так как произведение изобразительного искусства всегда мыслится как постоянно существующий объект, макияж является объектом неустойчивой формы и не обладает стабильностью во времени», суд оценивает как несостоятельные, учитывая, что признак нестабильности, неустойчивости формы является признаком объекта и не свидетельствует об отсутствии самого объекта защиты.

Способ выражения идеи в виде выполнения макияжа не может служить основанием для вывода, что в данном случае авторское право защите не подлежит. Истица вправе избрать способ выражения идеи, исполнив его в устойчивой, не меняющейся форме, а так же в форме макияжа. Во всех случаях авторское право подлежит защите. Идея истицы в виде образа получила реализацию в виде объективной формы выражения — макияже и соответственно, стала доступной для восприятия другими людьми.

Произведение в виде макияжа, созданного истицей, суд признает как объект авторского права, подлежащий защите, учитывая, что данный объект создан в результате творческой деятельности истицы, является оригинальным и в силу заключения экспертизы соответствует критерию объективной новизны.

Выводы экспертов в рамках судебной экспертизы, проведенной Ленинградской областной торгово-промышленной палатой, однозначны, не допускают двоякого толкования, а именно:

— произведение изобразительного искусства «макияж, выполненный ответчицей» ассоциируется с произведением изобразительного искусства «макияж, выполненный истицей»;

— произведение изобразительного искусства «макияж, выполненный ответчицей» является сходным до степени смешивания с произведением изобразительного искусства «макияж, выполненный истицей».

Как следует из объяснений экспертов, в судебном заседании от ДД.ММ.ГГГГ, подтвердивших выводы, содержащиеся в заключении экспертизы, экспертиза проводилась органолептическим методом, объектом исследования экспертов был макияж как изображение на лице на лице человека при помощи графических элементов, в ходе экспертизы исследовалась степень совпадения двух макияжей.

Суд оценивает заключение судебной экспертизы как достоверное доказательство, в достаточной степени подтверждающее доводы истицы в обоснование иска.

Использование произведения истицы было осуществлено без ее согласия. Имя истицы, как автора произведения также указано не было, скопированный макияж был опубликован под псевдонимом ответчицы.

Суд находит установленным факт, что ответчица в сети Интернет на своем сайте разместила фотографии модели с макияжем, копированным с макияжа созданного истицей, подписав указанное фото с макияжем своим псевдонимом <данные изъяты>. Указанные действия совершила без получения на то согласия истицы, являющей обладателем исключительного права на макияж, изображенный на фотографиях, размещенных <адрес> с датой публикации ДД.ММ.ГГГГ Данные действия ответчицы нарушили права истицы в том числе право на имя, права на авторство, на воспроизведение и доведение произведения до всеобщего сведения.

В исковом заявлении истица просит признать ее автором макияжа, опубликованного в виде фотографий с макияжем на сайте <адрес> с датой публикации ДД.ММ.ГГГГ, запретить ответчице использовать макияж. Данные требования подлежат удовлетворению в силу ст. 1252 ГК РФ, согласно которой исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации подлежат защите и осуществляется, в частности, путем предъявления требования о признании права к ответчице как к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы истицы и требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним.

В силу п. 3 ст. 1252 ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Нарушение личного неимущественного права истицы в виде права на имя, права авторства в соответствии со ст. 151, п. 1 ст. 1251 ГК РФ позволяет ей требовать компенсации в денежной форме причиненного морального вреда.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

В соответствии со ст. 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда.

Истица просит взыскать компенсацию в размере <данные изъяты> руб. за неправомерное воспроизведение (копирование) ответчицей макияжа, созданного истицей и компенсацию морального вреда за нарушение права на имя.

Вместе с тем, поскольку указанные выше нарушения фактически образованы одними и теми же действиями ответчицы, отдельно не использовалась, с учетом изложенного требования истицы подлежат удовлетворению частично. Исходя из характера и обстоятельств нарушения прав истца, требований разумности и справедливости, суд считает возможным присудить ему денежную компенсацию морального вреда за нарушение права на имя в сумме <данные изъяты> руб. и единую компенсацию за нарушение исключительного права на произведение в сумме <данные изъяты> руб.

В материалах дела истицей представлены нотариально удостоверенные протоколы осмотра доказательств, которыми истица подтверждает обоснование заявленных к ответчице требований. Объем понесенных истицей расходов на услуги нотариуса за составление нотариально удостоверенные протоколы осмотра доказательств и выдачу доверенности подтверждается квитанциями на сумму <данные изъяты> руб. и <данные изъяты> руб.

Указанные расходы понесены истицей до подачи иска в суд, непосредственно связаны с предметом иска, понесены в результате того. Что действиями ответчицы нарушены права истицы, соответственно подлежат взысканию с ответчицы в пользу истицы.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ с ответчика в пользу истца подлежат взысканию понесенные последним судебные расходы на оплату экспертизы в размере <данные изъяты> руб. (квитанция и чек), расходы на вызов экспертов в суд в размере <данные изъяты> руб. (чек, квитанция), расходы на оплату услуг представителя в размере <данные изъяты> руб. (копия договора на оказание правовых услуг от ДД.ММ.ГГГГ, расписка), расходы на оплату пошлины за подачу иска в суд (квитанция) пропорционально удовлетворенной части в размере <данные изъяты>. (от суммы <данные изъяты>).

Обжалование решения суда 1-ой инстанции:

Ответчица не согласилась с решением Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга и обжаловала его в Санкт-Петербургский городской суд.

Основные доводы ответчицы (подателя апелляционной жалобы) сводились к следующему:

1. Суд неправильно определил объект авторского права и предмет спора, используя различные определения, в том числе говоря о фотографии модели с макияжем истицы и о произведении в виде макияжа, не установив объективную форму выражения произведений, время их создания и местонахождение.

2. Ответчица не использовала фотографию модели с макияжем истицы, какие-либо иные произведения истицы в какой-либо установленной законом форме.

3. Недоказанность тех обстоятельств, что макияж является самостоятельным объектом авторских прав, полагает недоказанным творческий характер труда при создании каждого из макияжей (истицы и ответчицы). В то же время ответчица полагает, что оба макияжа (истицы и ответчицы) являются самостоятельными произведениями с использованием общеупотребляемых элементов.

4. Недоказанность факта коммерческого использования ответчиком макияжа истицы и возможности заказа какого-либо макияжа у ответчицы на коммерческих условиях, указывает, что в деле отсутствует обоснование цены иска.

5. Неисследованность судом всех обстоятельств дела, выражает несогласие с представленными истицей доказательствами, с заключением судебной экспертизы, с судебной оценкой доказательств, указывает, что суд не учел мнение специалистов, неправильно определил вид экспертизы, назначив патентоведческую экспертизу, не указал название экспертизы, не правильно определил объект экспертного исследования, нарушил процессуальные права ответчицы, отказав в содействие в собирании доказательств, не посчитав нужным назначать искусствоведческую, портретно- искусствоведческую экспертизу, и отказав в повторном допросе свидетеля.

Позиция суда 2-ой инстанции:

Рассматривая спор, суд первой инстанции признал доказанным, что истица обладает авторскими правами на макияж, выполненный истицей и опубликованный на Интернет-сайте адрес под творческим псевдонимом Наименование 29.12.2009 года, и являющийся объектом авторского права.

Судом отклонены ссылки ответчицы на то, что макияж, как лицевой грим, не может являться объектом изобразительного искусства, и доводы ответчицы о том, что макияж, выполненный истицей, не является уникальным.

При рассмотрении спора установлено и доказательствами по делу подтверждено, что истица является автором художественного, оригинального макияжа, запечатленного в образе на фотографии модели, опубликованном на Интернет-сайте адрес под творческим псевдонимом Наименование 29.12.2009 года.

Макияж создан в результате творческой деятельности истицы, при выражении ею в объективной форме своей идеи образа.

Указанный макияж обладает оригинальностью, объективной новизной.

Ответчица на вышеуказанном сайте Интернет под своим псевдонимом разместила фотографии модели с макияжем, который ассоциируется в целом с макияжем, выполненным истицей, и является сходным с ним до степени смешивания. При этом ответчица предлагала возможность заказа макияжа на коммерческих условиях.

В макияже, выполненном ответчицей, отсутствуют собственная оригинальность, творческий характер его выполнения, он является результатом копирования с макияжа, сделанного истицей, в связи с чем он не является результатом ее творческой деятельности.

Указанные обстоятельства доказаны в ходе судебного разбирательства нотариально удостоверенными протоколами осмотра доказательств, свидетельскими показаниями, письменными доказательствами, фотоматериалами, заключением судебной экспертизы от 27.12.2011 года, выполненной на основании определения суда компетентной организацией – Организация, объяснениями экспертов.

Экспертами при проведении экспертизы при определении понятий «макияж» и «визажист» учтено, что согласно словарным источникам термин «макияж» произошел от французского – «приукрасить себя» и означает нанесение на поверхность кожи лица различного вида специализированной декоративной или профессиональной косметики с целью украшения, а также с целью сокрытия существующих изъянов, макияж – искусство, акт художественного творчества, например, искусство оформления лица с помощью косметических средств, а также само такое оформление, или искусство гримирования, наложения грима для усиления выразительности лица, скрадывания изъянов. Визажист –специалист в области макияжа, создания образа с помощью средств искусства макияжа, визажист–стилист — работа с лицом с целью поиска и придания определенного образа. При этом результаты интеллектуальной деятельности визажистов относятся к объектам, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальная собственность), в том числе — к произведениям искусства.

Экспертам были предъявлены на экспертизу объекты: «макияж, выполненный истицей» и «макияж, выполненный ответчицей», запечатленные в образах моделей с макияжем на фото. Эксперты исследовали только элементы макияжа, не являлись объектами их исследования сами фотографии, а также прически, цвет волос у моделей, стиль и цвет их одежды, поскольку они не являются элементами макияжа.

Эксперты, учитывая, что предъявленные на экспертизу объекты выражены в объективной форме и являются результатом творческой деятельности физического лица, охарактеризовали их как произведения изобразительного искусства.

Указанный вывод сделан с учетом положений ст.ст. 1225, 1226, 1255, 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исследуя указанные объекты, эксперты пришли к выводам, что «макияж, выполненный ответчицей» является воспроизведением (копированием) произведения изобразительного искусства «макияж, выполненный истицей», так как используемые базовые элементы в вышеуказанных макияжах имеют сходство до степени смешивания. Произведение изобразительного искусства «макияж, выполненный ответчицей» не является новым оригинальным по сравнению с произведением изобразительного искусства «макияж, выполненный истицей», который имеет более раннюю дату публикации. «Макияж, выполненный ответчицей» ассоциируется в целом с «макияжем, выполненным истицей», и является сходным с ним до степени смешивания.

Экспертами описана методика исследования, указаны использованные справочно-нормативные и научно–технические документы. Экспертное заключение аргументировано, содержит ответы на все поставленные перед экспертами вопросы, основано на исследовании представленных материалов. Экспертами даны разъяснения по заключению в ходе судебного разбирательства.

Не порочат выводы экспертов и основанные на них выводы суда доводы ответчицы о том, что при назначении экспертизы судом не указано наименование экспертизы.

Настоящий спор регулируется нормами авторского права, требует познаний в области авторского права и в области искусствоведения, специальных познаний специалиста -визажиста.

Согласно ст. 79 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам (п.1). Каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы. Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом. Отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать. Стороны, другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту; формулировать вопросы для эксперта; знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы (п.2).

Ответчица реализовала право представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы, получить разъяснения экспертов по экспертизе при их опросе.

Доводы ответчицы о том, что суд не разъяснил ей право заявить отвод экспертам, не порочит экспертное заключение. Доводов, свидетельствующих о наличии оснований к отводу экспертов согласно ст.ст.16, 18 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, ответчицей не приведено.

Судом обоснованно не установлено оснований не доверять вышеуказанному экспертному заключению, оснований для проведения повторных и дополнительных экспертиз по делу.

Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 87 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту. В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Ответчиком не представлено доводов и доказательств, опровергающих или ставящих под сомнение выводы экспертов, компетентных в исследуемых вопросах. Квалификация и стаж экспертов подтверждены материалами дела.

Возражения ответчицы относительно экспертного заключения сводятся к несогласию с выводами экспертов и не являются основанием для проведения дополнительных и повторных экспертиз.

Ответчицей не представлено доказательств преобразования фотографий модели с макияжем, выполненным истицей, с помощью средств компьютерной техники. Ее ссылки на возможность таких преобразований и недоказанность истицей факта, что она не подвергалась такому изменению, несостоятельны.

Оценку доказательств суд произвел в совокупности согласно ст.67 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации.

Судом были допрошены свидетели. В частности свидетель Ч.С.С., которая прибегала к услугам ответчицы по макияжу и фотосессии, подтвердила предложение ответчицей на коммерческих условиях возможности заказа спорного макияжа, которым свидетель воспользовалась и прибегла к услугам ответчицы. Свидетель Л.Ж.И. подтвердила, что пользовалась услугами истицы по макияжу и фотосессии, указала время, когда истица сделала ей спорный макияж и провела фотосессию, — 24 декабря 2009г., что также подтверждено фотографиями.

Свидетели В.Ю.В. и Ш.И.В. подтвердили псевдонимы истицы в качестве визажиста и в качестве фотографа.

Ответчица ссылается на необоснованность отказа в повторном допросе свидетеля Ч.С.С., подтвердившей в ходе допроса в судебном заседании 12.09.2011г. предложение ответчицей на коммерческих условиях возможности заказа спорного макияжа, которым свидетель воспользовалась и прибегла к услугам ответчицы.

Ответчица указывает, что допрос свидетеля проходил в ее отсутствии по болезни, присутствовал только ее новый представитель, не в полной мере ознакомленный с делом и его деталями.

Как следует из протокола судебного заседания от 12.09.2011г. в судебном заседании ответчица не участвовала, участвовал представитель ответчицы, ходатайств об отложении судебного заседания в связи с неявкой ответчицы и об уважительности причин ее неявки не было заявлено. Представитель ответчицы участвовал в допросе свидетеля, задавал свидетелю вопросы.

Нарушений процессуальных прав ответчицы при допросе свидетеля не усматривается.

Согласно ч.4 ст.177 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации в случае необходимости суд может повторно допросить свидетеля в том же или в следующем судебном заседании, а также повторно допросить свидетелей для выяснения противоречий в их показаниях.

Оснований для повторного допроса свидетеля судом не усмотрено.

Судом в порядке ст.188 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации были привлечены специалисты, один из которых является преподавателем в высшей школе парикмахерского искусства этики и эстетики, имеет стаж работы по данному профилю 11 лет, другой –работает в театре искусствоведом, имеет стаж работы 40 лет, третий – является по специальности искусствоведом, не работает, имеет общий стаж работы 2 года. Консультация специалистов была получена судом перед назначением вышеуказанной судебной экспертизы.

Согласно ст.188 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации в необходимых случаях при осмотре письменных или вещественных доказательств, воспроизведении аудио- или видеозаписи, назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи (п.1) 3. Специалист дает суду консультацию в устной или письменной форме, исходя из профессиональных знаний, без проведения специальных исследований, назначаемых на основании определения суда.

Задача специалиста в судебном заседании состоит в оказании содействия суду и лицам, участвующим в деле, в исследовании доказательств. Если из консультации специалиста следует, что имеются обстоятельства, требующие дополнительного исследования или оценки, суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства либо ходатайствовать о назначении экспертизы (п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2008 N 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции»).

Специалист в силу ч. 1 ст. 188 Гражданского процессуального кодекса РФ не является лицом, обладающим правом давать заключения по вопросам, требующим специальных знаний в различных областях науки, техники, ремесла. Консультация специалиста согласно ч.1 ст.188 и ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ не является доказательством по делу, тогда как заключение экспертов таковым является.

Экспертное заключение исследовано в ходе судебного разбирательства и получило правильную судебную оценку.

При таком положении несостоятельны доводы ответчицы о том, что доводы специалистов не опровергнуты в судебном решении ссылками на допустимые доказательства.

Доводов о процессуальных нарушениях, влекущих согласно ст.330 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, отмену решения, жалоба ответчицы не содержит.

Таким образом, в ходе судебного разбирательства доказано, что макияж, выполненный истицей, создан творческим трудом истицы, может быть отнесен к произведениям изобразительного искусства, является объектом авторского права, и на него распространяется правовая защита, предусмотренная законом. Доказательств, что макияж, выполненный истицей, не отличается новизной по сравнению с какими-либо иными, ранее выполненными произведениями в данной области, ответчицей не представлено. Авторские права истицы нарушены ответчиком при вышеизложенных обстоятельствах воспроизведения спорного макияжа, и истица имеет право их защиты в соответствии с требованиями закона.

Избранный истицей способ защиты и определенный судом размер компенсации не противоречит требованиям ст.ст. 1250-1252, 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации. Размер взысканной судом компенсации морального вреда отвечает требованиям разумности и справедливости согласно ст.1101 Гражданского кодекса Российской Федерации и обстоятельствам нарушения прав истицы.

При изложенных обстоятельствах оснований к отмене решения не усматривается.

Заключение.

Приведенное решение суда является очень показательным для российской практики. Можно сделать вывод, что в настоящее время в нашей стране усердно пробиваются ростки правосознания, в частности в области авторского права.

Хочется верить, что в скором будущем слова «нельзя нарушать авторские права» жители России будут воспринимать примерно также как и слова «нельзя воровать чужое имущество.»

Звоните, чтобы получить бесплатную консультацию:
+7-499-93-844-26 - Москва и область
+7-812-42-56-442 - Санкт-Петербург и область
+7-800-350-23-69 доб. 352 - Любые регионы России

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: