«Якубович нам поможет!» — решили пенсионеры Петровы, да и написали Леониду Аркадьевичу слёзное письмо…

Автор: Анастасия Тетина

Источник: Газета «Момент истины», 28 февраля 2010 г. №3-4 (235-236)

1 (1)

Была такая игра в детстве — «Я Ленина видел», ну, или примерно так она называлась. В общем, точно я не помню, но суть ее заключалась в том, что, к примеру, твоя бабушка жила во времена Ленина — значит заочно ты его видел, или папа твой с Горбачевым знаком, значит и тебе посчастливилось видеть знаменитую личность. Так вот, побеждал тот, кто больше перечислит таких вот личностей знаменитых.

А есть у нас в Новосибирске бабушка, для которой эта игра стала реальной жизнью. И не как-нибудь она сидит там сама себе, перечисляя всех знаменитых, а даже переписку с ними ведет. Эта бабулечка — Нина Петровна Петрова заочно знакома с Путиным, Медведевым, Жириновским, Якубовичем, депутатом Локтем. Даже судей Новосибирска и прокуроров ей удалось повидать на своем веку. Да так она всех «заочно повидала», что лучше бы и не знала никогда и жила бы себе спокойнёхонько в своей квартире 2-х комнатной, из-за которой, собственно, и начался сыр-бор.

А ведь ходит, просит помощи старушка, жалуется, и никто почему-то ее жалобы не слышит. Прям даже игра получается еще забавней, чем та, что про «Ленина». Тут уже какой-то «Глухой телефон» выходит. На ухо первый скажет второму, другой нашепчет третьему, и так далее, а на выходе в конце окажется не то, что говорили изначально, а в форме извращенной да еще и далеко от истины… А заканчивается все как всегда — кто-нибудь начинает кричать что мол, «да мне так и сказали», «а я вот так услышал», ну и так далее… Что в итоге то, что первый говорил, и забывается как-то… А почему? Да потому, что как ни странно, победителем становится не тот, кто правду говорит, а подчас тот, кто кричать громче всех умеет. И отсюда возникает вопрос — так кто же в этом виноват? Виновен тот, кто не умеет внимательно слушать и разбираться в этом рое голосов…

Однажды мы уже писали грустную историю Нины Петровны (полную версию можно посмотреть в № 18-19 от 9 октября 2006 года), но почему-то никому не оказалось дела до бедной пенсионерки, а может, просто не расслышали?

Значит, придется повторить еще раз, и может в этот раз удастся достучаться?

Все закрутилось с новой силой в 2006 году, когда пенсионерка с мужем оказались в собственной квартире не единственными хозяевами. А с новой силой потому, что история делается не за один день и «точка отправления» всегда намного раньше сидит — глубже копнуть надо. Так вот, заглянем дальше, уберем этак одним махом 12 лет. Тогда Нине Петровне приговор прозвучал, что сын ее тяжело болен. В юности спортсменка, занимавшаяся конькобежным спортом, не привыкшая сдаваться просто так и всегда идущая к цели, она стала ухаживать за сыном, когда сноха опустила руки.

Так поступают люди, не привыкшие смотреть проблемам прямо в глаза и решать их. Удобная, кстати, позиция для трусов — сбегать, как крысы с корабля, когда он тонет. Кто-то говорит, что животные не просто так бегут — они знают, где есть выход и как спастись. Да только вот крысами инстинкт самосохранения управляет. В отличие от людей они не обладают качествами душевными. Собрала сноха вещи, забрала ребенка, да и, бросив на прощание «Я больше не вернусь в этот сарай!», ушла. Оно может и правильно, зачем ребенка подвергать опасности? Да вот и помогать за все эти годы она так и не отважилась. Устроила свою личную жизнь, сойдясь жить гражданским браком с мужчиной, видимо ее достойным.

А сын Нины Петровны умер от туберкулеза. Пенсионеры пережили тяжелый удар, кроме того, взяли на себя похороны сына. А затем и квартиру пришлось привести в вид надлежащий, ведь такие болезни не шутка. Тут надо и стены ободрать до бетона, все вещи сжечь, и санитарно-эпидемиологическую станцию вызвать, чтобы обработать помещение.

А вот когда у Нины Петровны умер сын, сноха решила и про названный ею «сарай» вспомнить. Пришла и потребовала свою часть жилплощади. И ничто же ей не помешало: ни совесть, которая должна быть у адекватного человека, ни отсутствие прописки в данной квартире, ни то, что она когда-то назвала её «сараем».

Пенсионерка в суд подавала. Признали договор социального найма со снохой Тамарой расторгнутом и постановили снять ее с регистрационного учета. И не мудрено, как говорится — «за что боролась, на то и напоролась», долги за квартплату, добровольный уход из квартиры, долгое ее отсутствие на указанных квадратах — все это было принято во внимание судом.

Да только вот предприимчивая сноха с сыном обжаловать это дело решили. И смогли! Помог им в этом пунктик такой ; в договоре социального найма, a пунктик этот был не где-нибудь, а в правилах ЖК РСФСР (действующего в период возникновения правоотношений) где оказалось предусмотренным, что к членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя и их дети и родители. И граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами статьи 54 ЖК РСФСР, приобретают равное с нанимателем и остальными членами семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами этой семьи.

Только вот не учли деталь одну — сноха была членом семьи их сына.

Казалось бы, вспомнить Библию — «Да отлепится сын от матери своей и да прилепится к жене», то есть семья-то уже другая, отдельная, живущая своей полноценной жизнью…
Да только пенсионеры Петровы так и не смогли это доказать. Ведь, где есть нормы морали библейские, там нет законов РСФСР!

Затем последовала надзорная жалоба на этот раз уже со стороны пенсионеров, считавших судебное постановление в пользу снохи — не действительным и подлежащим отмене. В этом иске им отказали, используя сухую юридическую фразу: «Доводы, изложенные в надзорной жалобе, не содержат оснований, предусмотренных ст. 387 ГПК РФ, для отмены обжалуемых судебных постановлений».

Можно подумать, все, пора забыть о квартире, которая с таким трудом досталась. Ведь, чтобы получить так необходимую жилплощадь семье из 5-рых человек, ютящейся в коммуналке, пришлось простоять в очереди 17 лет, и это несмотря на то, что на получение они десятыми по счету стояли. А потом еще и строили сами этот дом, совмещая все это действо с основной работой.

Но история была бы неинтересной, если бы все так быстро закончилось. Нина Петровна не опустила руки и подала новую жалобу в Новосибирский областной суд. Но и эта жалоба, адресованная председателю суда, оказалась оставленной без удовлетворения.

И куда только ни ходила бабушка с просьбами о помощи, к кому только ни обращалась. За четыре года судов она обзавелась такой кипой бумаг, что если взять и собрать все до кучи общей — можно баньку истопить.

А «бывшие родственнички» не унимались. Звонили, ходили в гости, оскорбляли. И чего только не пришлось пережить старикам. Да так все это пережили, что к 50-ти летнему юбилею совместной жизни, к Золотой своей свадьбе, мало того, что оказались униженными и оскорбленными, так еще и без квартиры.

Не возымели действа и просьбы о помощи. Нина Петровна писала заявление участковому, что была оскорблена своей снохой. Но участковый человек «честный» (как будто) заявление не принял.

И акт они с соседями составляли, что такая-то и такой-то не проживают в квартире 74, и вещей их там нет, и ушли они добровольно, но и он не помог суду принять решение.
Внучек «любящий» звонит дедушке и вместо того, чтобы спросить, как здоровье, говорит: «Готовься дед, через 5 дней в твою квартиру въеду, как вступит в силу решение суда». Сноха Тамара не отстает от сына. Последний раз, когда они виделись в суде, она прилюдно оскорбляла пенсионеров. «Рядом с нами в коридоре сидела девушка — рассказывает бабушка — услышала все это и говорит, мол, если вам нужны будут свидетели — звоните мне, я приду. Оставила свой номер телефона. Я до сих пор его храню, как память — есть же добрые люди на свете!».

Со слов самой Нины Петровны, судебные разбирательства по жалобе снохи длились не более десяти минут. Основания о вынесенном решении не в пользу пенсионеров до сих пор не понятны. Кроме того, не был даже сделан запрос из Кировского суда.

Но и, опять-таки, это был далеко не конец истории.
Далее последовала еще одна жалоба, на этот раз в прокуратуру Новосибирской области. Откуда документы были перенаправлены прокурору Кировского района Товкачу С. В. А затем все бумаги опять вернули с отказом.

Кроме того, было написано заявление и в Генеральную прокуратуру Российской Федерации в Сибирском Федеральном округе. И опять пришел ответ с дежурной фразой: «Гражданское дело по иску Петровой Т. Ф., Петрова А. И., к вам об определении порядка пользования жилыми помещениями, вселении и Вашему встречному иску к Петровой Т. Ф., Петрова А. И. о признании не приобретшими право пользования жилым помещением, утратившими право пользования жилым помещением не относится к вышеуказанным категориям дел. В связи с изложенным, прокурор не в праве участвовать в рассмотрении данного дела в суде». Так-то оно так, не имеет права прокуратура заниматься такими делами, нет у них полномочий. Да только некому старушке это объяснить! А все потому, что даже некогда бывшая родственницей сноха и родной внучек последнее у стариков отобрать хотят. А последнее это, как раз то самое важное, что стоит на первом месте сразу после жизни, здоровья и семьи у человека — крыша над головой.

Петровы и в мэрию ходили. Мэрия, конечно, не имеет права у одного жилье забрать — другому подарить. Но зато социальную помощь выделили в 10 000 рублей, как говорится: «и на том спасибо». Ведь, пенсионеров даже субсидий лишали, чтобы деньги шли на погашение долгов по квартплате снохи. А старики тут при чем, если сноха не выполняет прямых своих обязанностей — не платит за «сарай» (который для нее стал вдруг хоромами царскими, ей необходимыми)?..

Деньги разошлись в основном на нужды. Диван дедушке купили закрытый по бокам, так как мучается он болезнью Паркинсона, бывает, что по ночам с кровати падает. Да на лекарства, потому как у Анатолия Сергеевича, как и у сына, тоже туберкулез обнаружили.

Поясню для тех, кто не знает: туберкулез бывает в разных формах (как кашель сухой, влажный и т.п.), так вот, когда форма в открытую перетекает, человек становится опасен для окружающих, а именно — он может запросто заразить кого-нибудь воздушно-капельным путем. И для предотвращения этого он должен носить повязку марлевую, питаться из отдельной посуды и жить желательно изолированно от окружающих, которые могут подвергнуться опасности заражения.

Нине Петровне в мэрии посочувствовали и предложили прийти повторно, рассказала пенсионерка: «Говорили, приходи, выделим еще помощь, а я не из таких людей. Просить деньги не люблю, да и не хочу…»

Прочитав все выше изложенное, спросите: «А при чем тут тогда были Путин, Медведев, Жириновский, Якубович и все остальные?» Сейчас объясню. Как вы думаете, должно правосудие когда-нибудь восторжествовать? А где искать его, если никто не помогает?

Вот то-то и оно, что ищут его, ПРАВОсудие это, у тех, кто выше чином, званием и должностью. Кто главнее? Помощник или его директор? Естественно тот, кто управляет, поважней, да и возможностей у него побольше.

И пошла тогда пенсионерка к депутату Государственной думы. Анатолий Локоть не оставил без внимания проблему стариков и попытался помочь, на что Кировский суд не побоялся ответить депутату, что «подача нового иска не целесообразна, в связи с отсутствием дополнительных доказательств, подтверждающих нарушение прав и законных интересов истца». И предложили определить порядок права пользования помещением.

А еще есть президент всея Руси великой. Так сказать — «вождь», который ведет свою страну в правильную сторону. Соответственно, и помогает своему народу всячески. Верите в это?
Вот и Нина Петровна верила в своего президента, ведь не зря же его выбрали таковым быть. И когда увидела в декабре 2008 года в прямом эфире Путина, решилась позвонить по указанному номеру. За отведенное время она изложила свою проблему. Но, к сожалению, ответа не последовало.

Вот так Нина Петровна сыграла в глухой телефон с Владимиром Владимировичем.
А ответ получила уже в 2009, в январе, и почему-то от Жириновского. А получила пенсионерка целое письмо, да не с чем-нибудь, а с кипой агитационных бумаг и благодарностью за то, что старички им доверились. А вот собственно и все, что смог ответить Владимир Вольфович.

Да оно и не мудрено, можно и не удивляться, что сам лично лидер партии ЛДПР его так и не прочел ни разу. Ибо опять же секретари, имиджмейкеры и прочие личности — они и составляют все ответы на письма, ведь не одна же Петрова ищет правды, таких много, всех не перечесть.
Вот так бабуля с Жириновским сыграла в игру «Я Ленина видела», где ответили за него, да и ответом было — мол, ну и что, что видела, мы все тут без пяти минут Ленины. Зато есть время рассылать агитационные бумажки…

Тогда решив все-таки добиться ответа, Нина Петровна начала писать письма в Кремль. Да-да, письма потому, что писать ей пришлось не один раз. Потому что они не доходили, а опять же застревали где-то в середине «аппарата» состоящего из секретарей, пресс-секретарей и так далее… Опять все усилия по восстановлению правды были напрасны.

Ну а далее, посовещавшись с мужем, женщина написала Якубовичу.

Нет! Не умерла вера у людей в Якуба Исусыча, точнее Леонида Аркадьевича. Ведь скольким людям помог, да и старой закалки же, своим быть должен, «нашим» так сказать.

С заветными строчками «Уважаемый Леонид Аркадьевич, мы просим у вас прощения, что потревожили, но Вы единственный кто может нам помочь» и убедительной просьбой передать их бумаги президенту РФ — письмо было отправлено. Осталось дождаться ответа. Но ответа пока нет и будет ли?

По крайней мере, именно этим вопросом озадачиваются старики уже 4 года. За два часа беседы бумагами из судов был обложен весь стол, за которым мы сидели. Огромная кипа бумаг… Когда я попыталась в них разобраться, старушка мне задала вопрос: «Что? Запуталась, милочка?». И действительно, не запутаться в них было невозможно.

За все время разговора звучавшая боль переживаний в голосе заставила бы дрогнуть сердце каждого. А ведь несмотря на все ответы судов, чиновников, так и не пришедшего ответа президента, Нина Петровна не озлобилась, не стала агрессивной. Все разочарования не сделали из нее черствую душой старушку. Наоборот, она стала открытой к людям и старается им помогать по возможности. Потому что если люди не будут помогать друг другу, то кто же тогда поможет?

КВАЛИФИЦИРОВАННЫЙ КОММЕНТАРИЙ

В поиске истины, которая всегда где-то рядом, я отправилась к юристу. Оказалось, что найти толкового и отзывчивого человека в наше время — дело хлопотное. Но я нашла! Все бумаги, взятые мной у Нины Петровны, были предоставлены Ивану Павловичу Барникову ведущему юристу ЮК «Ваш юристЪ». Ознакомившись с документами, он прокомментировал сложившуюся ситуацию и подсказал пути решения проблемы.

«Ознакомившись с первым решением суда в пользу пенсионеров, могу предположить, что доказательств было достаточно, чтобы сноху с учета снять. Хотя, самого в принципе договора социального найма между муниципалитетом и Петровой Тамарой и ее сыном не было и они даже не вписаны в сам договор социального найма. Они там числятся по факту регистрации. Сам суд с регистрационного учета, как указано в иске от 5.04.2006г., не снимает и не имеет права давать таких указаний. Тут само название иска не точно написано — «О признании договора социального найма расторгнутым, снятии с регистрационного учета».

К тому же Петрова Тамара с сыном длительное время проживают в другом месте. Они, видимо, приобрели право пользования в другом жилом помещении.

В кассационной жалобе от 03.12.2009 г. указано: «Данные лица на момент рассмотрения дела по существу не были извещены…» это уже значительно…

В решении Кировского суда от 17.11.2009г. указано: «из выписки домовой книги квартиры видно, что в квартире зарегистрированы Петрова Т. Ф., Петров А. И.».

Но выписка из домовой книги не является документом как таковым, поскольку есть учетные карточки. Такие книги есть в частных домах (частный сектор), но паспортные столы их не ведут. Учет зарегистрированных физических лиц в квартирах должен быть в УФМС. Поэтому ссылки в документах на выписки из домовой книги недействительны.

Суды имеют ввиду, что согласно жилищному кодексу еще РСФСР — правоотношения по жилищному кодексу возникли еще в те годы, оно это положение частично осталось еще и в новом кодексе. Если вселен как член семьи, то приобретаешь равные права. Но чтобы Тамара Петрова и ее сын были членами семьи, надо чтобы они были вписаны как члены семьи. Простая регистрация сама по себе не дает права на заключение договора социального найма и это право любого человека регистрироваться там, где он хочет.

Написано — «Петрова Т. Ф. продолжает проживать», а фактически-то она не проживает. И есть акт, составленный, что она там не проживает. Нужно, доказать что проживание снохи носило временный характер, а ее уход из квартиры был не вынужденный, а добровольный. В документах, упоминается, что сноха с сыном вынуждены были уйти из квартиры, поскольку там было опасно находиться. Но дело в том, что прошло много времени, есть заключение СЭС о проведении дезинфекции. Опасности для проживания там нет, но до настоящего времени они не вселяются и это говорит о чем? А это говорит о том, что Тамара добровольно покинула это помещение.
Бабушке необходимо собрать все справки, поскольку у дедушки тоже туберкулез. Как же суд вселяет их без учета, что человек страдает таким заболеванием? Запрещено должно быть вообще по жилищному кодексу. Может просто потому что форма заболевания имеет значение?

Тут есть два пути решения проблемы:

1. Попытаться направить новое исковое заявление в тот же суд, но по иным основаниям.

2. Если не получится – продолжать добиваться в вышестоящей инстанции, раз уж ситуация такова.

Но хочу заметить, здесь большая вероятность выигрыша именно для дедушки и бабушки. В одном из судебных решений прозвучало, что Петров Анатолий Сергеевич нуждается в отдельном помещении из-за болезни. Тут надо разобраться, какие документы были предоставлены. На основании тех, что были предоставлены раньше, надо собрать дополнительные доказательства и с учетом этого что-то должно измениться в решении суда.

В заключение хочу отметить, что главная и час¬то возникающая ошибка — не обращают внимания на мелочи, а именно они имеют превалирующее значение при постановлении судебного решения».

Звоните, чтобы получить бесплатную консультацию:
8-499-93-844-26 - Москва и область
8-812-42-56-442 - Санкт-Петербург и область
8-800-350-23-69 доб. 352 - Любые регионы России

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: