Практика применения диктофонной аудио записи в гражданском и арбитражном процессе. Аудиозапись судебного заседания как средство доказывания.

Автор: Барников Р.И.

Опубликовано: Журнал Российская юстиция. -2007. — № 10. — С. 32 — 33, журнал «Юрист компании» №3, 2007 г.

Позвольте товарищи, у меня все ходы записаны!
(Ильф и Петров. «12 стульев»)

Применение диктофона в судебном процессе является весьма остро обсуждаемой проблемой среди практикующих юристов. Эта тема напрямую затрагивает принцип гласности – один из важнейших принципов судопроизводства.

Не секрет, что многие судьи (если не большинство) не приветствуют применение аудиозаписывающих устройств в зале суда. Приведем пример из судебной практики. Пенсионер Вобликов В.Н. обратился в суд с иском о взыскании недоплаченной пенсии и в ходе процесса совершил правонарушение, за которое подвергся административному аресту сроком на одну неделю. В постановлении судьи указано, что «из самих показаний правонарушителя Вобликова судом усматриваются прямые признаки правонарушения, так как ведение аудиозаписи было направлено на срыв судебного заседания и с целью унизить достоинство председательствующего судьи…». (Козлова Н. Бесплатному защитнику положено сидеть//Российская газета. 2003. 30 окт. С. 5.)

Несмотря на это современное российское законодательство напрямую допускает применение аудиозаписи в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Это российская интерпретация гласности. Так, например, принцип гласности в германском варианте не допускает возможность аудио- или видеозаписи судебного заседания для публичного воспроизведения, даже с согласия сторон и разрешения суда; не предусматривается и права сторон на самостоятельные аудио- или видеозаписи судебного разбирательства.

Базисные положения применительно к рассматриваемой теме закреплены в Конституции РФ, которая устанавливает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45) а также свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29).

В ч. 7 ст. 10 ГПК РФ и ч. 7 ст. 11 АПК РФ аудиозапись получила свою конкретную регламентацию. Законодателем закреплено, что лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства.

Однако, при этом возникает вопрос: может ли мешать порядку в судебном заседании применение диктофона? Представляется, что нет. Это объясняется тем, что согласно ч. 4 ст. 158 ГПК РФ и ч. 3 ст. 164 АПК РФ надлежащему порядку в судебном заседании не должны мешать действия граждан, присутствующих в зале заседания и осуществляющих разрешенные судом фотосъемку и видеозапись, трансляцию судебного заседания по радио и телевидению. Таким образом, каких-либо ограничений для аудиозаписи нет. Фото- и видеоаппаратура возможно и может реально помешать ведению судебного процесса, поскольку при ее использовании применяются вспышки, лампы освещения, штативы и т.п. Также необходимо учитывать и человеческий фактор: не всякому приятно фотографироваться, а тем более записываться на видеокамеру в обстановке судебного разбирательства. В более выгодном положении находится диктофон, который обладает маленькими габаритами, работает бесшумно и тем самым не создает каких-либо помех для судебного разбирательства.

О том, что диктофон не может помешать порядку судебного заседания, свидетельствует и тот факт, что Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 161-ФЗ из ч. 5 ст. 241 УПК РФ «Гласность» исключены слова, устанавливающие согласие сторон для применения аудиозаписи, а также исключен запрет для применения аудиозаписи, если это создает препятствие для судебного разбирательства. Таким образом, законодатель встал на позицию невозможности создания применением диктофоном каких-либо помех порядку судебного заседания. Сложным и неоднозначным вопросом является возможность применения полученной аудиозаписи судебного заседания в качестве средства доказывания.

Рассмотрим пример из судебной практики. При подаче кассационной жалобы, ООО «Торговый дом «Обувь» заявило письменное ходатайство о приобщении к материалам дела в качестве доказательств по делу аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске и копии заявления от УМНС РФ по Челябинской области в арбитражный суд Челябинской области. Налоговые органы возразили против удовлетворения ходатайства и заявили, что указанный диск с аудиозаписью и копия заявления по другому делу не являются относимыми и допустимыми доказательствами по рассматриваемому спору, ссылаются также на отсутствие у кассационной инстанции полномочий на приобщение к делу новых доказательств, которые не были предметом исследования в ходе рассмотрения спора по существу. Суд кассационной инстанции, совещаясь на месте, руководствуясь ст.ст. 67, 68, 286, 290 АПК РФ определил: отказать ООО ТД «Обувь» в приобщении аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске и копии заявления от УФНС РФ по Челябинской области 17.11.04 г. N 07-14\002450 в арбитражный суд Челябинской области и вернуть указанные документы представителю Общества в настоящем заседании. (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2 февраля 2005 г. N Ф09-56/05АК.)

Для того, чтобы аудиозапись была принята судом в качестве доказательства, она должна отвечать определенным законом требованиям. В соответствии с ч.2 ст. 89 АПК РФ «Иные документы и материалы» доказательствами являются аудионосители информации полученные, истребованные или представленные в порядке АПК РФ. Однако закон не содержит процессуальных условий, соблюдение которых гарантирует допустимость «иных документов и материалов» в рамках арбитражного процесса. Ст. 77 ГПК РФ прямо посвящена аудио- и видеозаписям, как отдельному виду доказательств. В частности, к аудиозаписям предъявляются три обязательных требования, которые лицо, желающее представить или ходатайствовать через суд об истребовании доказательств должно сообщить: дата произведения записи, кто производил запись и в каких условиях осуществлялась запись. Эти данные должны быть достоверны и не вызывать у суда сомнения. Обратимся к позиции судебных органов. Показательным является следующий вывод суда: «прослушивание звукозаписи судебного заседания не является обязательным для арбитражного суда, поскольку в ходе рассмотрения дела велся протокол судебного заседания, в котором отражены все необходимые для рассмотрения дела сведения». (Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 ноября 2003 г. NА33-2388/02-С2-Ф02-4046/03-С2.)

Но может ли секретарь судебного заседания (или судья – в арбитражном процессе) дословно фиксировать в протоколе все сказанное в суде? Очевидно, что нет. Ведь, как правило, протокол пишется под диктовку судьи. И, соответственно, какие обстоятельства, заявления и ходатайства необходимо отразить в протоколе решает суд. Нецелесообразно лицам, участвующим в деле, специально обращать внимание и говорить суду «Прошу мои слова отразить в протоколе», поскольку протокол должен содержать все существенные сведения о разбирательстве дела, в том числе и возражения на действия председательствующего судьи.

Несомненно, аудиозаписи судебного процесса существенно упрощают и вносят объективную ясность в судебный процесс. Об этом свидетельствует Постановление Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. N 583 «О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2007 — 2011 годы», где сказано, что в целях ускорения судопроизводства, минимизации потерь времени и финансовых ресурсов суда и сторон по делу, предотвращения нарушений порядка ведения протоколов судебных заседаний и подачи в связи с этим жалоб необходимо законодательно закрепить обязательность ведения аудиозаписи судебного заседания.

Наряду с этим приказом Федеральной налоговой службы от 20 декабря 2005 г. N САЭ-3-14/676@ «О совершенствовании работы по представлению интересов налоговых органов в судах» руководителям управлений Федеральной налоговой службы предписано в целях ведения аудиозаписи заседаний в арбитражных судах обеспечить сотрудников юридических отделов, отделов урегулирования задолженности и обеспечения процедур банкротства и, при необходимости, сотрудников иных отделов налоговых органов, принимающих участие в судебных заседаниях, диктофонами.

В настоящее время в областном суде Свердловской области введена аудиозапись судебных процессов. Также в судах Новгородской области введена система цифровой аудиозаписи процессов «Фемида». По словам сотрудников управления, система «Фемида» дает возможность воссоздать ход любого процесса и проконтролировать действия судей и других участников процессов. При этом современная компьютерная техника позволяет не только получать качественную звуковую запись процессов, но и распечатывать их стенограммы.

«Это в значительной мере облегчает труд секретарей судебных заседаний», — говорят специалисты. Система «Фемида», по их мнению, обеспечивает абсолютную достоверность фиксации процессов. «Для того, чтобы в подлинную запись нельзя было внести какие-либо изменения задним числом, в программе предусмотрена специальная защита», — отметили в Новгородском управлении Судебного департамента. Все аудиозаписи сохраняются на жестких дисках в компьютерах и дублируются на компакт-дисках, которые приобщаются к рассмотренным в судах делам. (РИА «Новости».)

Из перечисленный выше фактов мы видим, что государство, в лице различных органов, уделяет особое внимание фиксированию в аудио формате хода судебного разбирательства. Но о сроках повсеместного внедрения аудиозаписи в судах можно пока только догадываться. Спорным представляется вопрос относительно процессуального порядка закрепления и ознакомления с аудиозаписями. Частным же организациям и гражданам необходимо искать выход из этой ситуации своими силами для защиты своих нарушенных прав.

Учитывая изложенное предлагаем ряд практических советов для применения диктофона в суде.

1. Перед применением диктофона необходимо заявить ходатайство о применении диктофона (указать конкретную марку) в суде. Свою просьбу мотивировать необходимостью более точной фиксации объяснений сторон, а также процесса исследования доказательств судом. Хотя этого закон не требует, такое действие окажет существенное психологическое воздействие на суд и лиц, участвующих в деле и предупредит возможные процессуальные препятствия и нарушения.

2. Убедиться, чтобы это ходатайство занесли в протокол судебного заседания, для того, чтобы в последствии на это обстоятельство можно было ссылаться.

3. Запись лучше вести на двух носителях, один из которых кассетный. По окончании записи кассету приложить к протоколу судебного заседания.

4. Если судья прямо возражает на использование диктофона, то возможно поднять вопрос об отводе судьи. Оснований может быть два: либо судья в силу незнания закона не обладает достаточной квалификацией, либо, игнорируя предписания закона, судья каким-либо образом заинтересован в деле.

5. При приобщении в качестве доказательства аудиозаписи, произведенной на диктофон, обратить внимание на то, что проверка судом допустимости, относимости и достоверности аудио информации невозможна без ее прослушивания.

Подводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что в каждом конкретном случае вопросы, касающиеся аудиозаписи судебных заседаний, решаются индивидуально. Но, несмотря на это, предписания закона должны исполняться всеми неукоснительно, иначе правовые нормы теряют свой практический и социально значимый смысл.

В статье про использование диктофона в суде Вы рекомендуете использовать два диктофона, один из которых аналоговый (кассетный). Не могли бы вы сказать, чем обусловлена данная рекомендация?

Приобщение кассеты (а не цифровой записи) необходимо для того, чтобы у суда не возникло сомнений по поводу подлинности аудиозаписи. Поскольку запись производилась непосредственно в это время и в этом месте, кассета передается непосредственно в присутствии суда, а также на глазах всех присутствующих в судебном заседании, отпадают всякие вопросы в достоверности и подлинности пленки. Что касается цифровой записи, то ее будет довольно сложно приобщить к протоколу, поскольку цифровые диктофоны, как правило, не обладают съемными носителями информации. К тому же цифровая запись, даже без особых профессиональных технических знаний, при желании легко можно редактировать с помощью компьютерных приложений по обработке звуков.

Если у представителя будет только цифровая запись (например аналоговый диктофон остановился и не записал самое интересное), какие аргументы можно привести, чтобы отстоять интересы клиента?

Если у представителя будет только цифровая запись, то, чтобы она послужила в качестве доказательства, ее необходимо постараться облечь в форму доказательства. Для этого возможно обратиться к квалифицированным специалистам в области современных устройств аудиозаписи. Они дадут заключение о том, что запись на диктофоне является первоисточником, а также перенесут ее с диктофона на оптический диск (CD либо DVD) с помощью своих технических устройств, о чем также дадут заключение с упоминанием марки диктофона, формата записи, размера файла, а также других индивидуальных признаков. Также с помощью специалистов возможно решить вопрос о переносе аудиоданных на бумажный носитель. Это послужит уже письменным доказательством.


Примечание: Никакая часть настоящего материала не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами без письменного разрешения (автора) правообладателя.

Звоните, чтобы получить бесплатную консультацию:
8-499-93-844-26 - Москва и область
8-812-42-56-442 - Санкт-Петербург и область
8-800-350-23-69 доб. 352 - Любые регионы России

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: